+7 727 277-47-93 / 277-48-42
Написать нам письмо
Верный: Бизнес-процессы XIX века
Верный: Бизнес-процессы XIX века

Сегодня Алматы - в современном облачении: с высотками, стеклянными фасадами офисов, неоновыми огнями и рекламными вывесками. Город принял стиль, продиктованный временем и деловой сутью южной столицы. Когда-то Верный превратился из деревни в настоящий город благодаря купцам. Да и об эффективности рекламы в городе знали лет сто назад, а то и раньше.

… В 1875 году в Верном разбили просторный «Гостиный двор и его купечества». Здесь принимали заезжих гостей, предпринимателей, торговых агентов со всей Средней Азии, соседних стран и даже из Японии, не говоря уже о представителях крупнейших чайных фирм Китая! Рынок был символом не только торгово-промышленного благополучия края, но и архитектурно-градостроительного искусства: каменные лавки, зрелищные и увеселительные аттракционы, торговые ряды, арыки и фонтаны поставил в 1875 году зодчий Ян Поклевский, волею судеб попавший в Верный из самого Парижа.

Купцы ставили свои особняки по периметру Гостиного двора. Резные крылечки низеньких домов украсились бизнес-вывесками - «Торговый дом Шахворостова с сыновьями», «Гостиница «Европа», «Ресторан «Париж», модные магазины женских шляпок и обуви «Варшава» и «Вена». Рынки Верного славились Обжорными рядами. Здесь можно было отведать все, что душе угодно - от восточных сладостей до пикантных приправ и блюд. Так, в 1881 году за курицу горожане платили по 40 копеек, цыпленок стоил от 15 копеек, пуд пшеничной муки - 1 рубль 20 копеек, лучшее мясо - 7 копеек за фунт. В тот год чиновник получал в среднем 500 рублей в год, полицейский - 396 рублей, садовник или караульщик - 300.

30 мая 1869 года в Верный прибыл первый импорт чая татарского купца Немчинова. Именно чайный товар вызвал к жизни совершенно новое, перспективное дело. Позже в Туркестане и Степном крае начали возникать чайные фабрики торговых фирм «Кузнецов и К», «Вогау и К», наследников фирмы «Коковин и Басов». С чайной торговлей началось производство тары, посуды, фольги, бумаги во всем Семиречье. В городе придумали даже свой чай - фруктовый, который был популярен и за рубежом. В российских газетах за 1889 год есть публикации, что в Верном фабрикуют особый чай под названием «русского» или «светоносовского». Его пьют везде - от Сибири до Царства Польского. Так прославился верненский купец Иван Флегонтович Светоносов. Секрет рецепта чая он так и не раскрыл…

Верному пришелся по душе процесс чаепития - от торговли чаем и сопутствующим товаром рос и процветал едва ли не весь город. В любом трактире за пятачок подавали «пару чая»: два фарфоровых чайника средних размеров, один - с крепкой заваркой, другой - с кипятком. Купцы научили горожан не только чаевничать, но и радостно проводить время - в Верном открылись сети питейных заведений. Между современными улицами Кабанбай батыра и Богенбай батыра существовал невеликий мост через своенравную речку Алматинку, называемый в народе Пугасовским. Здесь купец Никита Яковлевич Пугасов «свил» себе родовое гнездо и отстроил виноводочный завод. После его смерти семейное дело взяли в свои руки сыновья Николай и Яков. Конкуренцию винокурням Пугасова составлял завод наследников купца Владимира Кузнецова, который находился в районе нынешнего Дворца Республики.

В 1879 году купцы Гавриловы построили в Верном мельницу. Располагалась она за Головным арыком (сегодня это проспект Абая) на реке Малая Алматинка и снабжала мукой весь город вплоть до революции. Фунт отличного хлеба из гавриловской муки без мельчайшей примеси стоил в конце XIX столетия две копейки. В советские годы она превратилась в комбинат №7 под чудным прозвищем «Смычка». Четырехэтажный корпус мельницы и ее каналы в гранитных берегах еще долгие годы дополняли архитектурный облик площади Абая, пока не были снесены окончательно.

Между тем при жизни основатель бизнеса Алексей Николаевич Гаврилов славился больше не мукомольным делом, а табачным. Благодаря ему в Верном в 1875 году начала работать первая табачная фабрика. А в 1868 году с помощью губернатора Семиреченского края Герасима Колпаковского предприимчивый Гаврилов заложил первую плантацию табака в Верненском казенном саду (ныне это Центральный парк культуры и отдыха имени Горького). Постепенно верненцы привыкли к более дорогому табаку, отказавшись от дешевого ташкентского.
Гаврилов слыл талантливым селекционером, доводя до совершенства процесс выращивания и переработки американских и турецких табаков с учетом местного климата. Наиболее популярными были табаки Дюбеккуба и Кор-басма. Из низших сортов пользовались спросом тютюн, бакун, махорка. Любители острых ощущений предпочитали защечный или жвачный табак-насвай. А в 1919 году производство было национализировано советской властью.

Шопинг по-верненски

К началу XX века в Верном появились «значительные по архитектуре» магазины, общественные клубы, учебные заведения. Это были одноэтажные здания, украшенные ажурным литьем и гранитом низеньких крылечек, резным кружевом массивных ставен, уставленные рекламными щитами и вычурными вывесками. Но тон задавали два торговых «бутика» Шахворостова и Габдулвалиева, которые специализировались на «колониальных товарах», проще говоря, на импорте. Оба располагались по главной
Торговой улице, соперничая друг с другом броским видом, модным ассортиментом и безупречным обслуживанием. Торговый двор Шахворостова, прозванный покупателями за щедрость и внимание к гостям «верненский Мюр и Мерелиз», увы, не сохранился. А магазин Исхака Габдулвалиева стоит и по наши дни, в советское время он превратился в Дом ткани, а затем - в магазин «Кызыл Тан». Частная система обслуживания населения в Верном была необычайно развита. В городе процветали химчистка и красильня Маталасновой, заливка галош Егора Гужева.

Имели известность сапожные мастерские Игнатия Булыгина, Семена Короткова, Спиридона Королева, Степана Налимова, Ивана Пащенкова, Федора Шевченко и Михаила Черепанова. Популярны были артельщики по пошиву головных уборов Илья Гоголев, Самуил Гершун, Алексей Киселев и Селивестр Аринушкин, скорняжники Павел Рыжих и А лексей Тюпин. Однако лучше всех жили портные.

В начале века среди местных модниц и денди популярностью пользовались портные Мойша Калиш, Павел Чечерин, Егор Дегтянников, Алексей Колпаков, Павел Тимченков, Лаврентий Белов и Мухамедгали Ташходжаев. По рассказам историка, мастеровые постоянно имели клиентов и многочисленные заказы, а потому жили безбедно. Шитье сюртука стоило в среднем от 5 до 8 рублей, дамского платья - от 2 до
7 рублей. В 1873 году семья Соломона Лейбина организует в Верном фотодело. Ходили слухи, что владелец фотосалона привез секрет фотографии то ли из Германии, то ли из Франции. Удивительно, но Лейбины начинали свое дело в Казахстане, когда и в Европе фотография была еще в диковинку.

В начале XX столетия в Верном были популярны фотосалоны Иосифа Махницкого, Алексея Голубева, Абрама и
Павла Лейбиных, сына и внука Соломона Лейбина. В конце XIX столетия в Верном был открыт писчебумажный магазин Николая Тарнецкого, варшавского представителя Всемирного почтового союза. «Открытки» с видами Семиречья и достопримечательностями Верного распространялись по всему свету. Верненцы с охотой обучались новому художественному искусству - фотоделу. Уже к началу века существовал магазин Ивана Хапилина по продаже фотоаппаратов и фотопринадлежностей.

Реклама - двигатель бизнеса и позапрошлого века

Более ста лет назад в Верном были в ходу понятия «конкуренция» и «реклама». И уже тогда понимали, что продажа мест под рекламу может быть выгодна! Так, в постановлении Верненской городской Думы от 1892 года можно прочесть следующее: «Воспрещается всем учреждениям, торгово-промышленным фирмам, увеселительным заведениям и вообще всем лицам производить расклейку афиш, разного рода объявлений, извещений, реклам и т. п. на углах домов, на деревьях, заборах и т. д.

…Означенные учреждения и лица, желающие сделать указанным выше способом публикации по городу Верному, обращаются к городской управе… Домовладельцам допускается производить расклейку объявлений и извещений, но только на принадлежащих им домах и заборах… 

…Виновные в нарушении сего подвергаются законной ответственности». В 1912 году мещанин Василий Рыжаков обратился в Городскую управу с заявлением предоставить ему на 12-летний срок «исключительное право на вывеску и установку реклам и расклейку объявлений». За аренду обочин улиц и тротуаров, оград городских скверов, парка, аллей, стен и крыш водопроводных будок, городских павильонов, театров и других зданий, пространства над всеми принадлежащими городу площадями и дорогами для установки на них реклам, витрин и призм для
расклейки на них афиш и объявлений, Рыжаков готов был платить ежегодно по 100 рублей. Видимо, он был не лыком шит, потому что отметил, что его финансовый вклад в это дело и для благоустройства города является приобретением.

Дума над его предложением подумала и «признала наиболее целесообразным и выгодным для городской кассы устройство витрин, досок и киосков для выставки и расклейки объявлений, афиш, реклам и т. д. принять на средства города…». Ходатайство Рыжакова оставили без удовлетворения. Было решено ограничиться постройкой досок и киосков, а установку витрин отложить до более благоприятных времен, «так как постройка их вызвала бы со стороны города весьма значительные расходы».

Городской архитектор того времени посчитал, что каждый киоск обойдется казне в 22 рубля 77 копеек, доска - в 7 рублей. Разместив их равномерно на карте города, он вывел, что «киосков потребуется 26 штук, а досок - 50 штук, всего на сумму с округлением 940 рублей». Уже тогда был рассмотрен вариант со сдачей всего этого добра в аренду, были оговорены и требования: выполнение заказа на следующий же день после его получения, объявления должны были висеть не менее трех дней, ну и конечно, единоличное право брать за размещение объявлений на досках определенную плату. Суммы тоже были прописаны, современным работникам рекламы есть с чем сравнить: от 80 копеек - за разноску афиш и объявлений до 3,5 рублей - за рекламу на листе афишной бумаги. Ну, а объявления Верненской городской управы арендатор был обязан расклеивать бесплатно.

Короли рекламы

Предметом рекламы было то же, что и в наши дни: услуги, товары, а также объявления о проведении студенческих вечеров, спектаклей, даже подписка на журнал «Нива» из Санкт-Петербурга. Желающие взять в аренду рекламные доски и прочее подавали заявление в Верненскую городскую управу для участия в торгах. По-нашему, объявлялся тендер. Арендная плата сильно колебалась из года в год. Так, из заявления от 8 июня 1916 года от Мир-Саита Мир-Мухаметова следует, что дела у этого гражданина складывались не очень хорошо: «В 1914 году на тор-
гах на киоски и витрины для расклейки афиш в 1915 году подряд остался за мною за годовую плату 495 рублей в год. Я внес залог в обеспечение исправности взятого мной подряда 99 рублей. В течение семи месяцев я вносил исправно арендную плату в сумме 104 рубля. Но ввиду крайней невыгоды взятого подряда, из-за военного времени, я был принужден от такового отказаться, причем я остался должен по день отказа от дальнейшего подряда 98 руб. 50 коп.

Имею честь покорнейше просить Городскую управу засчитать мой залог в сумме 99 рублей в
уплату недоимки, а недоимку с меня сложить». Интересен тот факт, что на следующий год Мухаметов опять взял этот подряд, несмотря на то, что, по его же словам, он был «крайне невыгоден». Возможно, повлияло снижение арендной платы. Однако торги на 1917 год выиграл купеческий сын Иван Хойцев. Условия были все те же, но к объектам, на которые можно было лепить рекламу, добавились еще телефонные и фонарные столбы, «но с тем, чтобы по миновании надобности столбы от остатков бумаги были очищены» и не портили
оных. Кстати, этот Хойцев в начале ХХ века являлся арендатором здания цирка и владельцем кинотеатра «ХХ век», но это, как говорится, уже совсем другая история…

Местные предприниматели пытались даже арендовать целый парк, дабы избавиться от конкурентов. В Государственном архиве Казахстана имеется документ от мещанина Ивана Родионова. Этот хитрый гражданин хотел заполучить в личное пользование Пушкинский парк (ныне парк им. 28-ми гвардейцев-панфиловцев): «Желая заарендовать Пушкинский парк для торговли фруктовыми газовыми водами своего завода по контракту на три года с тем, чтобы городская управа не имела права разрешать другим лицам торговли прохладительными напитками. О размере арендной платы прошу незамедлительно меня уведомить. Кроме того, желаю поставить будку с таковыми же напитками на проспекте Генерала Колпаковского напротив или рядом с будкой Сенчуковского, для чего прошу дать разрешение». Городская управа «полагала возмож-
ным ходатайство Родионова уважить…» и указала условия, на которых могла бы состояться передача парка: трехлетний срок аренды, арендная плата по 50 рублей в год, свободный доступ в парк всем обывателям во всякое время, соблюдение около будок чистоты и постройка самих будок в местах, указанных Управой и городским архитектором.

Но, судя по всему, Родионову Дума все-таки отказала, он писал еще одно заявление, на что получил ответ: «… вторично утруждать этим вопросом Думу Управа не считает удобным». Все-таки уже тогда городские власти заботились не только о здоровой конкуренции, но и о жизни простых верненцев. Благодарим за помощь в создании материала Центральный государственный архив Казахстана, а также лично историка-краеведа Владимира Николаевича Проскурина и Николая Петровича Кропивницкого.

В 1870 году петербургские «Биржевые ведомости» публикуют любопытные «Очерки торговли Семиреченской области»: в Верном к услугам путешественников и горожан действуют 142 балагана и 17 лавочек, производящих торговлю мануфактурой, азиатским, колониальным и красным товарами, 55 ларей, торгующих сушеными фруктами, мылом, табаком и разными поделками, 38 питейных домов и трактиров, две чайные лавки, три биржевых и два станционных заведения.

К 1879 году население Верного составило 18 423 человека, в этом же году получили названия первые 43 улицы города, были разбиты 11 площадей, из которых пять - торговые, где размещались овощной, дровяной и конные рынки, гостиные ряды. Словом, есть, где разгуляться, а кому-то и заработать…